АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА

Миграция населения и трудовых ресурсов является сегодня объективным процессом во всем мире. Проблемы связанные с трудовой миграцией в России крайне остры и актуальны. В разделе размещены материалы посвящённые трудовой миграции, ее регулированию, а также комментарии государственных и общественных деятелей.

подробнее

Молодежные новости

Испания: Массовые акции протеста прошли по всей стране в знак несогласия с реформой образования. Как сообщили испанские СМИ, в самой масштабной демонстрации в Мадриде приняли участие 20 000 студентов.

подробнее

Гендерные новости

Германия: Правительство страны одобрило и отправило на рассмотрение в бундестаг законопроект, целью которого является выравнивание мужских и женских зарплат.

подробнее

Российские профсоюзные новости
04.06 | 14:13

Производственная ампутация


Уникальные разработки и полупустые цеха, международное признание и отечественная невостребованность, огромный потенциал и невозможность расплатиться с долгами... Все эти противоречивые характеристики - реальность, в которой выживает единственный в России завод по разработке и производству технических средств реабилитации для инвалидов - ФГУП «Уфимский ЗМПИ».

ТАКОЕ НЕДАВНЕЕ ПРОШЛОЕ


Предприятие «Уфимский завод металлических и пластмассовых изделий» было и остается единственным в России, где разрабатываются и производятся технические средства реабилитации и инвалидные кресла-коляски. Во время Великой Отечественной здесь, на маленьком тогда заводике, изготавливались деревянные костыли и трости. По всей России рассылались заготовки для протезов - просто жизненно необходимых для людей, ставших инвалидами после ранений. Именно здесь впоследствии были произведены первые в Советском Союзе инвалидные кресла-коляски. Завод разрастался и постепенно стал лучшим по Уфимскому району. Со всей страны сюда приезжали молодые специалисты. И маленькое местечко Шакша, что под Уфой, постепенно становилось крупным заводским поселком.

В нестабильные девяностые завод, в отличие от многих советских производств, сумел выжить. И не только выжить, но и добиться признания своей продукции как на российском, так и на мировом уровне. Судите сами: начиная с 2000 года, продукция «Уфимского ЗМПИ» была дважды признана победителем Всероссийского конкурса «100 лучших товаров России», имеет бронзовый, золотые и платиновые знаки Всероссийской марки «Знак качества XXI века». Завод стал лауреатом множества российских и международных выставок. А в 2004 году, как крупнейший производитель технических средств реабилитации, за вклад в историческое развитие России стал лауреатом главной Всероссийской премии «Российский национальный Олимп» в номинации «Промышленность. Производство».

Награды, признание общества, рост выпуска продукции и новые идеи конструкторского бюро, стабильное увеличение зарплаты и очереди перед отделом кадров... Так продолжалось вплоть до 2005 года. А потом в стране прогремел печально знаменитый 122 ФЗ, полностью изменивший как систему финансирования, так и порядок обеспечения инвалидов техсредствами реабилитации. Эти функции Росздрава отошли в ведение Фонда социального страхования, а госзаказы на производство колясок, которые прежде распределял Росздрав, стали предоставляться предприятиям на основе тендера. Но и тогда, в 2005-м, завод сумел доказать преимущества своей продукции. На открытом конкурсе в столице он стал одним из главных партнеров ФСС РФ по предоставлению кресел-колясок инвалидам. Об успешности производства говорят цифры. Так, за неполных семь месяцев «Уфимский ЗМПИ» изготовил и доставил (по новым правилам доставкой до потребителя занимается предприятие-изготовитель) 13 673 кресла-коляски в 49 регионов России. Казалось бы, и в дальнейшем предприятию гарантированы стабильные заказы. Однако...

Уже в следующем году по итогам тендера «Уфимскому ЗМПИ» досталось лишь чуть более 6% заказов на год. Большую их часть получили коммерческие структуры-продавцы. Преимущество было отдано зарубежным производителям - Китай, Латвия, Венгрия, Бельгия.

ПОЛИТИКА ЦЕН


Почему же крупнейший отечественный производитель оказался в бедственном положении? С одной стороны, все понятно: нет заказов - нет денег. Но при этом сразу же возникает следующий вопрос: почему ранее признанная и востребованная продукция завода вдруг стала ненужной? По мнению директора завода Сергея Фомичева, основным критерием ФСС РФ при выборе поставщика является цена товара.

- Сегодня одно из ведущих предприятий Китая предлагает со своих складов среднюю коляску для инвалидов по цене полторы тысячи рублей, - рассказывает он. - Даже с доставкой в российские города, где расположены основные поставщики китайской продукции, кресло-коляска обходится им в 2 - 2,5 тысячи рублей. При этом ФСС закупает ее по цене 5 - 5,5 тысяч. То есть прибыль для российской организации-продавца очень высока, и есть возможность закладывать в стоимость и оплату доставки товара до потребителя, как того сейчас требует ФСС. Кроме того, ввозимые в Россию кресла-коляски и комплектующие освобождены законодательством РФ как от таможенных пошлин, так и от НДС.

При таких условиях российский производитель китайскому совсем не конкурент. Ведь требования по доставке к нему предъявляются те же, однако никаких преференций государство предприятию не предоставляет. Платить приходится за все.

- Завод не предназначен для развозки своей продукции, а госконтракт нам навязывает доставку, - говорит Сергей Владимирович. - Приведу пример. К нам обращаются Улан-Удэ, Иркутск, Южно-Сахалинск, Салехард, Омск. Но чтобы доставить коляску стоимостью 5,5 - 6 тысяч рублей, надо затратить две тысячи. Поэтому, как только мы по контракту спускаем коляску со склада, - сразу убыток. А если добавлять эту сумму к стоимости коляски, мы не выдерживаем ценовой конкуренции. То же и с другой продукцией завода. В феврале 2008-го был заключен госконтракт на поставку тростей, костылей и т.д. на общую сумму 130 тысяч рублей. Но чтобы довезти эти трости и костыли до каждого инвалида, надо затратить 80 тысяч! Иначе контракт считается невыполненным, и денег от ФСС мы не получим.

ПЕРИОД УПАДКА

Так за прошедшие два года совсем недавно перспективное и развивающееся предприятие оказалось на грани банкротства.

- Кардинально вопрос можно решить только следующим образом. Или государство признает, что это предприятие нужно, и мы входим в какие-то госпрограммы, получаем госзаказ. Или государству надо признать, что в силу обстоятельств предприятие России не нужно, потому что оно убыточное, - говорит Сергей Фомичев. - Тогда вопрос решается элементарно: руководитель пишет заявление в Арбитражный суд, вводится внешнее управление, с людьми рассчитываются и страна забывает, что был такой завод.

Такую категоричность руководителя можно понять. Став директором в марте этого года, он получил в ведение полностью разоренное хозяйство. Если до кризиса на предприятии работали 830 работников, то сейчас остались только 389. Причем более ста подали заявление на расчет в начале 2008-го. Да и как людям не уволиться? Ведь с октября прошлого года по февраль нынешнего они не получали заработную плату.

- Пока нам удалось выплатить зарплату только за март и только тем, кто остался на заводе, - говорит Сергей Владимирович. - Пять месяцев задолженности так и остались «висеть». 225 исковых заявлений на сумму около 3 млн рублей находятся в суде. Выносятся решения, сроки ставятся. А денег нет. Меня больше волнует Пенсионный фонд, потому что это связано с людьми. Денежных средств хватает только на выплату зарплаты. Сегодня мы формируем ее фонд. Мало того, что он нищий. Средняя заработная плата 5120 рублей, а самая высокая по заводу 9 - 10 тысяч. Сегодня экономика и эту зарплату не позволяет начислять.

Но работники предприятия - не единственные, кому задолжал завод. В целом, по словам директора, сумма долга равняется примерно 12 млн рублей. Налоговые выплаты, оплата электроэнергии и тепла, долг перед поставщиками услуг ЖКХ, Пенсионный фонд. По словам Сергея Фомичева, пока эти кредиторы особо не «наезжают», но это вопрос времени.

Исполнительный директор завода Николай Санкин рассказал, что по поводу ситуации на предприятии его нынешнее руководство обращалось во множество инстанций, начиная от Правительства Республики Башкортостан, и даже к Борису Грызлову. От последнего был получен ответ, что в условиях рынка покупатель вправе сам определять, что ему нравится и за какие деньги. Сейчас же основную поддержку и лоббирование интересов предприятия на разных уровнях оказывают реском Профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания и Федерация профсоюзов Республики Башкортостан.

ПРОИЗВОДСТВО И ЛЮДИ


Пока руководство завода и профсоюзы пытаются достучаться до властей, предприятие продолжает работать. Заказы есть, и производство не останавливается. Вместе с Николаем Санкиным и предпрофкома завода Людмилой Филипповой мы идем по цехам. Длинные помещения с высокими потолками наполнены обычным заводским шумом. Вот только сразу же бросается в глаза несоответствие огромности пространства и небольшого количества людей, работающих в них. И возраст этих работников.

- Больше половины наших специалистов уволились в последние два года, - комментирует Людмила Петровна. - Сейчас работники на заводе в основном пенсионного и предпенсионного возраста. У нас есть люди, которым по 70 лет. Но это уникальные специалисты - инструментальщики. Ведь на пенсию сегодня не прожить - она у кого 3500, у кого 4000 рублей. И люди работают. Раньше у заводчан была масса льгот и гарантий. Матпомощь от профсоюза, путевки. Заводских лагерей не было, но путевки давали бесплатные. Дрова предоставлялись бесплатно в частные дома. Материал по льготной цене для строительства, ремонта. Участки в заводском саду «Протезник». Премии к юбилею, при уходе на пенсию. Был свой детсад с льготной оплатой. С 2008 года его передали, и перестала держаться молодежь. А сейчас все льготы - завод кормит людей в столовой в счет зарплат. Обеды в пределах от 30 до 40 рублей.

Мы проходим мимо экспериментально-инструментального цеха. Это, по словам заводчан, мозг завода. Слесари, фрезеровщики-инструментальщики превращают в реальное изделие чертежи специалистов из конструкторского бюро. Отсюда новая задумка конструктора выходит в серийное производство. Далее участок пайки. Здесь и шумно и интересно - обычные металлические трубки превращаются в полурамы, а затем отправляются в сектор сборки. Но самым зрелищным мне показался цех, где детали коляски обретают блестящий металлический цвет. Рамы, словно в известной сказке, проходят несколько огромных цистерн, и вот они блестящие и гладенькие, уже стоят ровными рядами, дожидаясь очередного превращения - в кресла-коляски.

И вот на этом увиденная мной производственная сказка закончилась. Из цеха покраски мы вышли в просторный зал готовой продукции, наполовину заполненный креслами-колясками. Им бы отправиться к будущим хозяевам. Но... не хватает маленькой детали - колес.

- Здесь стоит более 200 практически готовых колясок, - говорит мне Николай Санкин. - Продукция на сумму порядка 1 млн 650 тысяч рублей. Мы бы давно их продали - покупатели есть, но только вот колеса нужно купить. А купить их заводу не на что.

Нет у завода денег и на новые разработки конструкторского бюро, в котором мы побывали сразу же после производственных цехов.

«ДИНОЗАВР» ТЕХНИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Конструкторское бюро встретило обилием чертежей на столах и на досках, различных моделей колясок вокруг и буйной зеленью комнатной растительности. За старомодной чертежной доской вижу единственного работника. Это - ведущий конструктор завода, один из старейших (с 1969 года) работников Виктор Игошин. Видя мою заинтересованность, он рассказал об истории завода, показал свои разработки. Мы прошли вдоль колясок, колясочек и прочих приспособлений, родившихся в этом бюро.

- Вот малогабаритная коляска, - показывает свое детище Виктор Федорович. - Очень удобная, только для домашнего использования, подвижная. Два больших и четыре маленьких колеса. Стоить будет как обычная коляска. Я ее конструкцию немного изменил: сделал более удобный верх. Но эту модель я разработал еще в 2000 году. И до сих пор она не в серии...

Сейчас Виктор Игошин занимается разработкой кресла-коляски с электроприводом. Такие коляски, объясняет он, даются инвалидам, которым доступно только нажать на кнопку. К примеру, за рубежом есть коляски, где для движения человеку достаточно нажать на кнопку пульта подбородком или носом. Главное в этой модели то, что коляска не должна резко стартовать с места. Поэтому пульт управления очень сложен. Скорость такой коляски не более 12 км в час.

Виктор Федорович с гордостью рассказал, что на завод может прийти человек с практически любой проблемой опорно-двигательного аппарата, и для него будет разработано удобное приспособление. А впоследствии оно может быть запущено и в серийное производство. Иногда люди приходят в проходную. Вызывают Игошина в зал. Иногда даже инвалидов на руках в бюро заносят. Был такой случай. Врач из Уфы попросил Игошина сделать приспособление для лежачего больного. Суть действия такова: приспособление с педалями как от велосипеда ставится на кровать, человек лежа начинает их крутить. Ноги начинают работать - человек может встать, после этого начинается реабилитация, восстанавливается кровообращение. Был изготовлен только один образец, и он очень понравился заказчику.

Утверждение старого конструктора об универсальности заводских специалистов не удивительно - опыт есть. Сам Виктор Федорович, начав работать на заводе, проехал почти по всему СССР, чтобы узнать у инвалидов, что им надо. Ведь в те времена никаких специальных разработок не было, все рождалось здесь, в заводских стенах. Теперь главное, чтобы было кому этот опыт передать, однако...

- Опытные конструктора, технологи разбрелись кто куда, новых не готовили, - сокрушается мастер. - Сейчас в бюро работают четыре человека, раньше было в три раза больше. Люди поработают, освоят специальность и уходят на другие предприятия, где больше платят. Моя зарплата примерно 7 тысяч, но я ведь пенсионер.

ЗАВОДСКАЯ ГОРДОСТЬ

Из конструкторского бюро идем в заводской музей. Здесь моим гидом становится Юрий Ворончихин, начальник управления маркетинга и сбыта.

- Наша легендарная кресло-коляска БК-1А, - рассказывает он. - Нам до сих пор приходят благодарственные письма, что эта коляска была очень удачной, прочной, до 8 лет пригодной к эксплуатации. Конструкция была уникальной. Но стоимость ее оказалась неконкурентной на рынке сегодня. Поэтому мы были вынуждены пойти на «усовершенствования», удешевившие нашу кресло-коляску. По конструкции она стала более простой. В свое время наши кресла-коляски получали международные призы. Немцы признавали, что наша кресло-коляска уникальна. С тех пор они пошли вперед, а мы отстали.

В просторной комнате множество колясок разных размеров: прогулочные и комнатные, рычажная для поездок на более длинные расстояния, с откидными, с высокими спинками. Рядом со «взрослыми» моделями - детские кресла-коляски. Для малышей с детским церебральным параличом. Вдоль стен и в специальных тумбах - другие средства реабилитации: костыли, трости, поручни, прикроватные столики в больницу, сидения в ванну, ходунки для обучения ходьбе. В шкафах за стеклами еще одно направление производства предприятия - полуфабрикаты из дерева для протезных предприятий: щиколотки, бедра. Сейчас, по словам Ворончихина, эта продукция имеет огромный спрос, со всей России на завод поступают заявки.

- Спрос на нашу продукцию очень велик, - говорит Юрий Геннадьевич. - Мы просто не успеваем оформлять заявки. Но предприятие продолжает бедствовать в связи с отсутствием оборотных средств. Вы же были в цехе готовой продукции...

К СЛОВУ, О ВОСТРЕБОВАННОСТИ

«Здравствуйте, уважаемые заводчане...». Так начинаются письма от россиян, вновь обретших способность передвигаться благодаря креслам-коляскам производства «Уфимского ЗМПИ». Их много - из Краснодара и Белгорода, из Иркутской области и Приморского края. Словом, со всей страны. Вместе с ними - отзывы протезно-ортопедических предприятий России: «Удобный подбор исполнения для каждого пользователя... оптимальный подбор функций... хорошая надежность в эксплуатации... универсальность». И отправлены эти письма совсем недавно.

Значит, продукция Уфимского завода нужна и востребована. И с этим утверждением согласился еще один мой собеседник, председатель Башкирской республиканской организации Всероссийского общества инвалидов Ринат Мануров.

- Завод действительно нужный, - сказал он. - Члены нашей организации - и лично я - тестировали новые образцы продукции. Нам выдавали образцы, через месяц после пользования мы выдавали свое заключение. Это было два-три года назад. Мы пришли к единому мнению, что завод может и способен выпускать лучшие - как среди отечественных, так и импортных - образцы кресел-колясок, в том числе электрических. Когда мы делали тендер в ноябре прошлого года, то на заводе закупали пять колясок. Они стали наконец-то выпускать коляски не активного, а полуактивного типа. Наши инвалиды могут использовать их и для спортивных соревнований, и в повседневном быту.

Однако, похвалив заводскую продукцию, Ринат Маратович заметил, что завод мог бы и два, и три года назад изменить ассортимент и приступить выпуску к более качественных колясок, с применением более качественных материалов, более передовых технологий.

- Я знаю, что на заводе не хватает оборотных средств, - продолжил он. - Есть ряд проблем, которые невозможно решить без помощи федеральных властей. Им нужен суперкредит, мощное вливание, чтобы они могли поменять оборудование и запустить уже имеющиеся разработки. Если это получится, наши инвалиды будут с удовольствием пользоваться продукцией завода. Ведь сейчас коляски Уфимского завода по цене самые дешевые. (Я не говорю о дешевых китайских креслах-колясках. К китайским коляскам у инвалидов очень большие претензии. Качество очень низкое.) Нашу коляску можно купить в пределах 12 тысяч рублей, есть по 5 - 6 тысяч. Коляску немецкой фирмы «Майра» дешевле 32 тысяч купить невозможно.

Ринат Мануров сам является членом тендерной комиссии ФСС. По его словам, в прошлом году «Уфимский ЗМПИ» не прошел конкурс из-за высокой цены на продукцию (а как же «наши дешевле»? - Прим.). Однако в этом году у завода есть шанс. В Башкирской республиканской организации Всероссийского общества инвалидов большую надежду возлагают на новое руководство, пришедшее на предприятие.

ЧТО НУЖНО ЗАВОДУ

- Я не прошу денег, они мне не нужны, мне надо загрузить производство, - ответил директор «Уфимского ЗМПИ» на мой вопрос, какой помощи он ждет от властей. Как вариант вывода предприятия из кризиса Фомичев внес предложение в Правительство РБ о переводе завода с федерального уровня на республиканский. Чтобы он обеспечивал продукцией только башкирских потребителей, с определенной дотацией от властей республики. Пока это предложение рассматривается.

- Есть заказы, и рынок мы прорабатываем, но это не спасает завод от финансовых проблем, - признает Сергей Владимирович. - Вариантов решения проблемы три. Или заводу вести инвестиционную политику, привлекая инвесторов, которые помогут разделить долю денежной составляющей на содержание всего комплекса. (А это 31,3 тысячи кв. м производственных площадей. - Прим. Н.К.). Смежные производства. Или чтобы Минсоцздрав включил завод в программу «Здоровье» и дали госзаказ, пусть даже не по всей стране, нам достаточно 12%. Производство не модернизировалось лет 20. Основные фонды изношены донельзя. Они все энергозатратные. Но если модернизировать производство, можно освоить и половину того, что сегодня надо России. И третий вариант, как я уже говорил, - объявить предприятие банкротом.

Меня смущает то, что при наличии отечественного завода деньги за ту же продукцию уходят за рубеж. Затраты на приобретение колясок ежегодно - до 400 млн евро. Если хоть часть этих денег пустить на модернизацию производства!.. Все остальное я сделаю сам. Мне нужно, чтобы наша продукция оставалась в стране и была востребована. Автор: Кочемина Наталья

|
Источник: Солидарность
к началу новости российские новости версия для печати
добавить новость долги по зарплате архив

Российские профсоюзные новости
05.06 | 09:13 Профсоюз Санкт-Петербургского университета МВД обратился за помощью к петербургским депутатам.
05.06 | 09:02 Более семидесяти тысяч человек в Тверской области трудятся на сегодняшний день на так называемом «опасном производстве».
04.06 | 17:44 Петербургский рынок труда закрылся для иностранцев.
04.06 | 16:43 Китайские сварщики для российского судостроения.
04.06 | 14:33 В Беломорске судья потребовала от работодателя произвести перерасчет и выплату зарплаты работникам в строгом соответствии с отраслевым соглашением.
04.06 | 14:13 Предприятие «Уфимский завод металлических и пластмассовых изделий» под угрозой закрытия.
04.06 | 13:26 Председателя первичной организации Независимого профсоюза горняков России на СУБРе Валерия Золотарева привлекли к административной ответственности.
04.06 | 12:24 Крупнейший мясоперерабатывающий завод ООО «Екатеринбургский мясокомбинат» прекращает свое существование.
04.06 | 12:12 В Волгоградской области остро стоят проблемы охраны труда на предприятиях.
04.06 | 11:58 В Улан-Удэ продолжается несанкционированная акция протеста водителей частных микроавтобусов.
04.06 | 11:35 Летчики «Уральских авиалиний» бастовать не будут.
наверх российские новости лента новостей архив
Профсоюзы сегодня

30 января около здания Министерства образования и науки РФ на Тверской улице в Москве состоялась акция педагогов и активистов профсоюзов «Учитель» и «Университетская солидарность».

подробнее

Мировые новости

Германия: Воспитатели немецких дошкольных учреждений и учителя школ во вторник объявили забастовку. Участники акции протеста требуют 6-процентного увеличения зарплаты.

подробнее

СОЛИДАРНОСТЬ

Бангладеш:Глобальный союз IndustriALL и Глобальный союз UNI совместно запустили онлайн кампанию, призывающую правительство страны немедленно и безоговорочно освободить профсоюзных лидеров швейной промышленности.

подробнее

Социальное партнерство

Италия: Глобальный союз IndustriALL и энергетический гигант Eni продлили глобальное рамочное соглашение, договорившись о расширении прав 33000 работников, напрямую нанятых компанией в 65 странах мира.

подробнее

День в истории

Международный день таможенника

подробнее

Архивы:

Cчетчики: